Новости

Стенограмма выступления Губернатора Белгородской области Е.С. Савченко на встрече с лауреатами премии В.Я.Горина, учеными, преподавателями, аспирантами и студентами Белгородской государственной сельскохозяйственной академии

17 июня, пятница
Уважаемый Василий Яковлевич (прим. Горин Василий Яковлевич - дважды Герой Социалистического Труда, председатель колхоза имени М.В.Фрунзе), наш родоначальник премии Горина, уважаемый Александр Владимирович (прим. Турьянский Александр Владимирович - ректор Белгородской государственной сельскохозяйственной академии), уважаемые лауреаты премии Василия Яковлевича Горина! Уважаемые сотрудники и студенты сельскохозяйственной академии!

Рад очередной встрече с вами, чтобы пообщаться, обсудить проблемы и перспективы развития сельского хозяйства Белгородской области. Наша территория - не замкнутое пространство. Мы работаем в макроэкономическом окружении, поэтому те риски, которые существуют для сельского хозяйства в мире - глобальные геоклиматические, экономические риски - они, естественно, оказывают влияние и на развитие сельского хозяйства нашей области. Рассматривая перспективы любой отрасли экономики, хозяйствующего субъекта, мы всегда выделяем цель и миссию развития отрасли или предприятия. Основная цель сельского хозяйства, которую преследуют представители органов власти всех уровней, руководители хозяйствующих субъектов, специалисты - создать эффективную, конкурентоспособную отрасль экономики. То есть каждый сельскохозяйственный субъект должен быть не убыточным, а приносить прибыль. В большинстве случаев цель у нас достигается. Даже по итогам прошлого засушливого года получена общая прибыль в размере более 15 миллиардов рублей. У Василия Яковлевича Горина в колхозе имени Фрунзе прибыль составила 320 миллионов рублей. Для условий прошлого года это очень хороший результат. При общем объеме реализации - около миллиарда рублей - в колхозе имени Фрунзе третья часть пошла на формирование прибыли. При таком результате любое хозяйство будет чувствовать себя с экономической точки зрения очень комфортно.

Второе - это миссия. В нашем понимании миссия состоит в том, чтобы создать благоприятную среду обитания для всех, кто проживает на территории Белгородской области. А население у нас растет. За последние двадцать лет оно увеличилось практически на 200 тысяч человек и на 1 января текущего года достигло 1 миллиона 532 тысяч.  Рост численности составляет порядка 10 тысяч человек в год. При сохранении таких темпов роста к 2030 году число жителей региона достигнет примерно 2 миллионов человек, хотя в силу различных причин может быть как ускорение, так и замедление данного процесса. Создать благоприятную среду для проживания - значит обеспечить территории необходимой социальной инфраструктурой, сельских жителей рабочими местами, поддерживать экологическую устойчивость, производить полезные для здоровья продукты питания.

Мы поставили перед собой задачу получать на 1 гектаре пашни товарной сельскохозяйственной продукции в объеме 100 тысяч рублей. При интенсивной обработке пашни, площадью примерно 1 миллион 300 тысяч гектаров, консолидированная сумма должна достигать 130 миллиардов рублей. И здесь мы уже близки к цели - за прошлый год произведено товарной продукции на 97 миллиардов рублей. Я веду речь о продукции не агропромышленного комплекса, а исключительно сельского хозяйства - растениеводства и животноводства, без перерабатывающей промышленности.

Структура товарной продукции, на которую мы хотим выйти следующая:

Мясо - задача 1,5 миллиона тонн. За прошлый год мы произвели 1 миллион 54 тысячи тонн. 1,5 миллиона тонн умножаем на среднюю стоимость в живом весе, примерно 70-75 рублей за килограмм - получаем примерно 110 миллиардов рублей. Это первое. Второе - сахарная свекла. Планируем устойчиво выйти на 5 миллионов тонн по 2 тысячи - получаем 10 миллиардов рублей. Третье - молоко. Для 2 миллионов человек необходимо производить 700 тысяч тонн товарного молока -- получается примерно 10 миллиардов рублей. Зерно у нас по структуре относится к мясу. Оно идет на производство комбикормов, а конечная товарная продукция - мясо. Далее подсолнечник - около 200 тысяч тонн, это примерно полмиллиарда рублей. Пятое - прочая продукция -  семена многолетних трав, овощи, рыба, раки. Наш расчет показывает, что здесь мы выйдем где-то на 10 миллиардов рублей. Итого, я округляю, 130 миллиардов рублей.

Площадь занимает 1,3 миллиона гектаров, один гектар - 100 тысяч рублей. Что такое сто тысяч рублей на гектаре? Как распределяется выручка? Об этом сможет рассказать любой присутствующий здесь лауреат премии В.Я. Горина. Система такова: 50 тысяч или 50 процентов выручки на гектар обеспечит покрытие материальных затрат (электроэнергия, бензин, техника). Где-то 20 процентов или 20 тысяч рублей - это фонд оплаты труда, без начисления, чистыми,  далее - 20 процентов - это прибыль с амортизационными начислениями. И 10 процентов, 10 тысяч рублей - это налоги в консолидированный бюджет области и начисления в различные социальные фонды. Если мы разделим 130 миллиардов рублей, то получим такое распределение денежных средств: половина, 65 миллиардов - на покрытие затрат, фонд оплаты труда составит 26 миллиардов рублей, прибыль - тоже 26 миллиардов рублей, налоги и начисления составят 13 миллиардов рублей. Затраты уходят без возврата, а фонд оплаты труда, прибыль, налоги - в сумме 65 миллиардов рублей представляют собой внутренний региональный продукт или новую стоимость. Таким образом, на территории Белгородской области ежегодно должно создаваться 65 миллиардов рублей новой стоимости. Сколько человек у нас должно быть занято в сельском хозяйстве, чтобы произвести 65 миллиардов рублей? Выработка ВВП на одного человека, работающего в сельском хозяйстве, должна быть миллион рублей - один миллион рублей новой стоимости или валового внутреннего продукта в сельском хозяйстве. Исходя из этого, получаем общую численность работающих в животноводстве и растениеводстве - 65 тысяч человек. Сегодня работает немного больше. Я позавчера был в Ивнянской зерновой компании. Их земельный ресурс - 80 тысяч гектар. На тысячу гектар со сторожами, водителями, всеми, кто работает в растениеводстве, приходится 4,6 человека. Это у нас лидер, а вообще-то в других хозяйствующих субъектах этот показатель составляет семь-восемь человек. То есть на 1,3 миллиона гектар в растениеводстве у нас будет работать в ближайшее время не более 10 тысяч человек. Двадцать лет назад в этой отрасли работало 120 тысяч человек, примерно в 12 раз больше. Сокращение численности - объективный, неизбежный процесс, иначе мы не сформируем эффективное и конкурентоспособное производство. Причем это еще не предел. Если взять передовые сельхозпредприятия Северной Америки, Канады, то там этот показатель снижен еще в два-три раза.

В животноводстве для производства 1,5 миллиона тонн мяса, 700 тысяч тонн молока должны работать порядка 50 тысяч человек. Мы приближаемся к этой цифре. Сколько составит выработка на одного человека ВВП ? - один миллион рублей, как мы сказали, или 35 тысяч долларов. Это не очень много. Если взять Западную Европу, то там выработка на одного жителя, а не работающего, как у нас, получается 40-45 тысяч долларов. Мы ставим задачу только на одного работающего. А если умножим всех работающих (50 тысяч человек), на каждого из которых приходится примерно по 3,5 живущих, получим общую численность - примерно 200 тысяч человек. Соответственно, если разделить выработку ВВП на одного человека (35 тысяч долларов) на 3,5 живущих,  мы получим около 10 тысяч долларов на одного проживающего в сельской местности. Это тоже неплохой результат. Сегодня, благодаря нашему промышленному комплексу, показатель 10 тысяч долларов или 300 тысяч рублей на одного жителя Белгородской области в целом характерен почти для всей нашей территории. Вот так должно выглядеть наше сельское хозяйство, и оно уже так выглядит на 50-60 процентах пашни нашей области.

Если брать натуральные показатели по производительности, то в среднем один человек, занятый в молочном животноводстве, производит примерно 50 тонн молока. В США, Канаде, Западной Европе - 200-250 тонн.  В передовых сельскохозяйственных предприятиях нашей области, таких как «Авида», уже приближаются к показателям мирового уровня. А должны приблизиться все хозяйствующие субъекты, тогда у нас будет конкурентоспособное производство. Сколько мы должны производить мяса в расчете на одного человека? Если 1,5 миллиона тонн мяса будут производить 50 тысяч человек, то мы получаем 30 тонн на одного человека. Это хороший показатель, отвечающий мировому уровню производительности труда, и мы можем быть конкурентоспособными. Конечно же, трудно произвести такой объем в условиях личного подворья. Тем более, если на подворье пять человек, то надо получить 150 тонн продукции. Таких примеров нет и в условиях частного подворья это сделать невозможно. Они у нас работают во многих других отраслях сельскохозяйственного производства.

Где мы сейчас находимся, если принять за 100 показатель 130 миллиардов рублей -  на отметке 75-80. Куда мы движемся -  к достижению нашей цели со скоростью примерно 5-7 показателей в год. И этот год тоже не должен быть исключением, особенно в производстве мяса, ежегодный прирост которого за последние 3 года у нас был не ниже 150 тысяч тонн. Этот год будет примерно таким же. Некоторые из вас скажут, что, может быть, полтора миллиона тонн для нашей области многовато, могут возникнуть экологические проблемы. Отвечаю: даже если мы будем производить 1,5 миллиона тонн мяса птицы, свинины, крупного рогатого скота, объемы производства у нас на единицу площади будут в 2,5-3 раза ниже в сравнении с такими плотно населенными странами как Дания, Голландия, Германия, особенно ее северная часть, восточная часть Франции. Все дело в технологии и соблюдении экологических стандартов, которые на сегодняшний день по многим параметрам у нас более жесткие, чем в Западной Европе.

Какие риски существуют перед сельским хозяйством Российской Федерации и нашей областью в частности. Естественно, есть риски политические, геоклиматические. Мы видим, что происходит с климатом в мире, особенно в последнее время, в том числе и на территории нашей области. Прошлый год, позапрошлый - происходят абсолютно алогичные явления, но, наверное, вполне объяснимые с точки зрения антропогенного воздействия человечества на природу, последствия которых могут оказаться глобальными, катастрофическими, абсолютно выйти из-под влияния и контроля. К этому мы должны быть готовы. Это не мои слова, так говорят те, кто сегодня занимается проблемами глобальной экологии и климата. Доказано, что у нас сегодня резко таят ледники на Северном и Южном полюсах, очень четко прослеживается динамика таяния ледников в Гренландии. А Гренландия - это сегодня главный источник климата всего Северного полушария. Есть течение Гольфстрим, вода его при соприкосновении с ледниками Гренландии охлаждается, опускается на дно на 1,5-3 километра, течет новая теплая вода. Это природа течения Гольфстрима. Гольфстрим определяет мягкий климат всей Европы, вплоть до Урала. Если и дальше будут таять ледники Гренландии, естественно, климат станет жестким, резко континентальным. Зимой будет холоднее, летом - засушливее. То есть в европейской части будет постепенно происходить опустынивание.

Если те риски, о которых я говорил, возможно, еще отдаленные и не только более или менее прогнозируемые, но и управляемые, то с макроэкономическими иное дело. В чем сегодня состоит макроэкономический риск для сельского хозяйства, особенно в период вступления Российской Федерации во Всемирную торговую организацию? Продемонстрирую на некоторых примерах. В 2000-ом году доллар стоил 28-30 рублей, как и сейчас. Значит, у нас стоимость рубля к доллару это некая прямая.  Среднегодовая рублевая инфляция у нас составляет где-то 12,5 процентов, за десятилетие - около 350 процентов. Рубль стал дешевле в 3,5 раза. Долларовая инфляция за этот же период была порядка 50 процентов - доллар удешевился в 1,5 раза. То есть фактически рубль по отношению к доллару стал дороже в 3 раза. Если в 2000-м году мы имели зарплату в 2000 рублей, то сегодня у нас зарплата - 15 тысяч рублей. Десять лет назад могли купить примерно 60-70 долларов, а сегодня - около 500 долларов. Рубль подорожал. На нашу заработную плату мы можем приобрести значительно больше долларов.

В 2000-м году затраты на производство мяса были где-то 20 рублей за килограмм живого веса, то есть 0,7 доллара за килограмм, а в 2010 -  порядка 50 рублей, это 1,7-1,8 доллара на килограмм. Десять лет назад наш товаропроизводитель из России и Белгородской области в частности был конкурентоспособен товаропроизводителю из Западной Европы и США, поскольку производство одного килограмма мяса в Белгородской области составляло 0,7 доллара, а у них 1,4-1,5. Сегодня наш товаропроизводитель, который применяет современнейшие технологии, потерял конкурентоспособность. У нашего производителя сейчас затраты 1,8 доллара, а у зарубежного - как было 1,5, так и осталось. Плюс колоссальные дотации из бюджета Евросоюза. Если мы завтра вступаем в ВТО (а это планируется сделать в конце года) и получаем те защитные меры, о которых мы договорились, то завтра на наших прилавках будет лежать белгородская свинина стоимостью 250 рублей, а рядом польская стоимостью 150 рублей за килограмм. Естественно, польская свинина будет более востребована. Потребителю не прикажешь. Он будет брать ту, которая при одинаковом качестве дешевле. Вот это самый главный макроэкономический риск, который угрожает всему сельскому хозяйству. Я только привел пример по мясу. А все сельское хозяйство при вступлении в ВТО, при открытости нашей экономики, при отсутствии защитных мер просуществует максимум год-два. Оно абсолютно будет не востребовано.

Мы стараемся доказать нашему политическому руководству, что произойдет. Есть определенная реакция на наши просьбы. При вступлении в ВТО с таким соотношением рубля к доллару мы должны или обеспечить себя защитными мерами - тарифными, нетарифными - или же привести доллар к нормальному соотношению с рублем. Доллар должен стоить 80-100 рублей. Тогда мы будем снова конкурентоспособными. Например, Китай за последние 10 лет, напротив, снизил курс с 0,4 до 0,14 юаня за доллар. То есть мы увеличили свою валюту в 3 раза по отношению к доллару, а китайцы снизили - тоже в три раза. По сравнению с китайской экономикой наша экономика потеряла конкурентоспособность за 10 лет в 9 раз. И не потому, что мы стали хуже работать. Все это игры на валютном рынке, за которыми должно следить государство, а не только Центральный банк.

В силу этого валютного курса наша экономика приобретает явно сырьевой, колониальный характер. Нам сегодня выгодно только производить те ресурсы, которые идут на экспорт. Выгодно завозить все из-за границы, потому что это дешевле. А национальное производство развивать не выгодно, инвестировать в российскую экономику не выгодно. Инвестиции идут только на спекулятивный фондовый рынок. Я коснулся экономической теории, чтобы продемонстрировать, насколько риск нашего вступления в ВТО велик для судьбы сельского хозяйства нашей страны и области. За последние годы мы сделали колоссальный индустриальный рывок. Не хотелось бы так легко расставаться с достижениями, которые у нас есть. А самое главное, чтобы у нас не пострадали люди, которые работают в сельском хозяйстве, мясном производстве с окладом порядка 20 тысяч рублей. Вот все, что касается цели.

А теперь давайте поговорим о миссии. Как мы уже договорились, миссия в том, чтобы создать благоприятную среду обитания. И здесь чрезвычайно важным является экологический фактор, фактор поддержания плодородия почв. В этой связи мы разрабатываем вместе с коллективом сельхозакадемии, другими учеными программу экологического земледелия. Наша задача сделать так, чтобы почвы наши не страдали при получении высоких урожаев. Сегодня мы забираем с 1 гектара  около 5 тонн сухого вещества в год в виде урожая, а оставляем максимум 3 тонны в виде корневых остатков - это приводит к снижению почвенного плодородия. Для его восстановления мы должны почве оставлять больше сухого вещества, чем забираем - около 8-10 тонн. Решить эту задачу  можно за счет рациональных севооборотов с включением сидеральных культур, включения в классический четырехпольный севооборот поля многолетних трав, сохранения на поверхности всех пожнивных остатков в виде соломы, корзин подсолнечника, остатков кукурузы, нулевой обработки почвы, грамотного внесения органических удобрений, потенциал которых у нас очень большой. Мы сегодня производим примерно 12 миллионов тонн физического органического удобрения - свиноводческие и птицеводческие стоки, а также стоки крупного рогатого скота. Конечно, влажность у них высокая -  70 и более процентов. Но в объеме это 12 миллионов тонн на миллион пашни, в которую вносится 10 тонн на 1 гектар. Этот фактор сегодня имеет колоссальное значение с точки зрения поддержания естественного плодородия и выполнения нашей задачи - оставлять органического вещества больше, чем забирать. Сегодня в рамках этой программы мы рассматриваем проект производства семян многолетних трав, сидеральных культур в объеме до 30 тысяч тонн для того, чтобы потом их высевать в полевом севообороте на площади в 200-250 тысяч гектар. Давайте вспомним классический севооборот лауреата премии Василия Яковлевича Горина Николая Романовича Асыки. Первое поле - яровые культуры с подсевом многолетних трав. Второе поле - многолетние травы, 1 год пользования. 3 поле - озимые культуры, 4 поле - пропашные культуры. Желательно, чтобы у нас после озимых еще высевались и сидераты. Если в это поле севооборота мы будем еще вносить 10 тонн органического вещества на гектар, смею вас заверить, что 8-10 тонн сухого вещества на гектар будет оставаться в этом севообороте. Кроме того, мы оставляем все пожнивные остатки - солому яровых, озимых культур, стебли кукурузы, подсолнечника. Классический севооборот составляет основу биологического земледелия. В почве возрождается биологическая жизнь, начинают действовать микроорганизмы, а также грибы, членистоногие, черви. Работает биота, которая вырабатывает в усвояемой форме все минеральные и органические вещества для того, чтобы питать  растения. То есть можно и  без применения минеральных удобрении получать хороший урожай. Вот к чему мы стремимся и над чем активно работаем.

Мы сегодня сделали упор на интенсивное земледелие, на севообороты без многолетних трав и сидератов, на то, чтобы применять минеральные удобрения в объеме 300-500 килограмм на гектар и таким образом решать проблемы. Это все равно, что здорового человека положить на больничную койку и питать через капельницу. Мы будем жить и мыслить, но станем другими, иммунная система будет другая. Может быть, мы так сможем прожить годы, но из человеческого естественного состояния превратимся в состояние, именуемое «овощ», поэтому мы должны развернуть все в сторону биологизации. Мы получим не только здоровую почву с хорошим содержанием гумуса, плодородие которой будет повышаться, но и, самое главное, полезный для здоровья продукт в виде зерна, сахарной свеклы, всех культур, которые будем выращивать.  

Считаю, что мы вполне можем обойтись без обработки почвы. Два дня назад я полдня провел на полях Ивнянской зерновой компании, которая в течение 6 лет на десятках тысяч гектар (сейчас земельный ресурс компании составляет 80 тысяч гектар) вообще не применяет никакой обработки почвы, только посев, уборка, использование гербицидов. Я объехал поля, где представлены все культуры в таких же жестких условиях весенне-летней засухи, как и везде. Если взять поле ячменя, которое там растет, то лучше я не видел. Я специально побывал до этого в двух передовых хозяйствах Шебекинского района -  «Нива» и «Победа». Великолепные хозяйства, но ячмень у них начинает желтеть, а в Ивнянской зерновой компании все зеленое, сочное. На полях пропашных культур - кукурузы, подсолнечника -  на любом поле уже формируется мульчирующий слой, под которым влага. В земле нет никаких трещин. Много червей. В том, что присутствует микробная жизнь, нет никаких сомнений. Земля пахнет жизнью, несмотря на засуху. Решили померить температуру поверхности почвы - 36 градусов, под мульчей - 23 градуса. Понятно, что в первом случае происходит замирание жизни, во втором - наоборот. Стали мерить плотность почвы, поскольку у многих возникает беспокойство, что земля уплотняется и в связи с этим могут быть потери урожая. Для измерения существует специальный прибор, длина которого 80 сантиметров, с датчиком, определяющим плотность почвы. Мы убедились, что прибор легко идет на 80 сантиментов в любой точке поля. Плотность не выше 1,2. Это оптимальная плотность. Заехали на соседние старопахотные поля. Здесь прибор на 25-30 сантиметров идет нормально, как доходит до плужной подошвы сразу же показывает плотность 2-2,5, нужно приложить усилия, после плужной подошвы легче - плотность на уровне 1,5. То есть в течение 5-6 лет земля, которая не обрабатывалась, сама себя восстановила. Структура ее приобретает естественный характер.

У некоторых возникает вопрос как сеять сахарную свеклу при нулевой обработке почвы. В этом году мы уговорили Ивнянскую зерновую компанию посеять сахарную свеклу. Поле 50 гектаров. Поехали на это поле. Свекла вся взошла. Состояние ее очень хорошее. Корень без гнили, глубоко уходит в почву, никаких деформаций не испытывает. При такой хорошей плотности почвы никаких негативных факторов для развития корня сахарной свеклы там нет.

Говорят и о колоссальном засорении. Да, первые 2-4 года, наверное, это так. Нужна химическая нагрузка. Мы специально поехали посмотреть поле пара. В Ивнянской зерновой компании пар оставили, чтобы принимать навозные стоки. Так пар им не нужен. Я не увидел на поле зарослей сорняков. Присутствует лишь очаговая засоренность. Фактически это чистое поле. В течение 5-6 лет при применении нулевой обработки почвы поле очищается. Да, оно еще требует гербицидов, но стало значительно чище.

Хорошо, что вы начали эксперименты, полевые опыты. Уверен, у вас будут неплохие показатели. Нам важно сегодня создавать опытные поля, полигоны, лаборатории. Например, «Агро-союз» - предприятие, где площадь уже около 20 тысяч гектар. Там лет 10-15 ничего не пашется и самые высокие урожаи. Хозяйство в Полтавской области «Обрий», которое мы часто посещаем, через минимальную обработку почвы тоже сейчас подходит к нулевой.

Органические удобрения нужно класть на поверхность почвы, не запахивать, экономический эффект будет еще выше. Обработка почвы - это тоже ключевой элемент биологизации земледелия, сохранения почвы. Земля становится резервуаром для воды, питательных веществ, которые отдает культурному растению, когда ему это необходимо. Тенденция такова, что с весны все поля смотрятся хуже при нулевой обработке, а к уборке - лучше. Хуже, потому что позже сеятся, почва неделю задерживается в своем созревании под посев. И, во-вторых, на сером фоне мульчирующего слоя любое растение выглядит несколько хуже, чем на контрастном поле после обработки.

Следующий элемент биологизации - это бассейновое природопользование. Овраги, балки, которые сформированы сухими ручьями, родниками, мелкими реками - все это мощнейший экологический резервуар, главный элемент и фактор экологической устойчивости нашей территории со всех точек зрения. Мы к этому резервуару относимся потребительски, издевательски, бездумно. В последние годы экологические функции, функции впитывания воды, поддержания растительного, животного, микробиологического мира фактически утеряны нашими естественными бассейнами, а это сотни тысяч гектар. Вместе с тем, у нас сегодня резко в 3 раза снизилось число крупного и мелкого рогатого скота на территории Белгородской области. Таким образом, уменьшилась антропогенная сельскохозяйственная нагрузка на мощнейшие рекреационные экологические резервуары, какими являются бассейны рек, ручьев - их сотни на территории Белгородской области. Наша задача заключается в том, чтобы сделать проекты использования каждого такого бассейна, ручья - проанализировать все, что есть и что мы хотим видеть в перспективе. Какую часть земли использовать в виде пастбища, на какой произвести сплошное облесение и какими культурами, какую часть отвести под естественное самовосстановление - на десятки лет объявить заповедником, отдать для хозяйственных нужд, какая часть должна находиться под водным зеркалом, а также перспективы развития животного, растительного мира - то есть сделать научно обоснованный проект использования бассейна и, самое главное, чтобы он играл чрезвычайно важную роль экологического стабилизатора, экологического резервуара на территории нашей области. Разработкой таких проектов будут заниматься соответствующие проектно-технологические группы, которые мы сейчас создаем вместе с университетом, вместе с вашими сотрудниками.  

Мы ежесуточно на одного человека потребляем почти 1,5 кубических метра подземных вод. В год приходится свыше 500 миллионов кубических метров. А сколько воды осталось? Была вода на глубине 20 метров - ее практически выбрали. Потом 50, потом 100, 300. Сейчас мы берем уже чистую воду на глубине 600 метров. Глубже, наверное, воды уже нет. Какова перспектива использования воды? Мы должны сделать так, чтобы все осадки, которые поступают на 1 квадратный метр, задерживались в  экологических резервуарах - пастбищах, оврагах - пополняли наши подземные воды, создавали бездефицитный положительный гидрогеологический баланс. У нас нет транзитных рек на территории Белгородской области, за исключением реки Оскол и то это маленькая река. Если мы реализуем этот глобальный проект,  вернем нашим природным бассейнам состояние экологического резервуара, у нас будет совершенно другое экологическое состояние на территории Белгородской области, прекрасный растительный мир, чистая вода, откроются сотни, а, может быть, тысячи новых родников, наши реки станут пусть и не судоходными, но более полноводными. К этой программе мы приступаем и обязательно будем реализовывать, начиная с текущего года. Рассчитана она на длительный период. Здесь требуются небольшие финансовые ресурсы. Главное - нужен интеллект, правильные организационные маневры, рациональное использование всех наших ресурсов. Все это вписывается в наш общий проект «Зеленая столица». Это наше магистральное направление. В данных рекреационных зонах мы видим и развитие еще одной программы - создания пчелопарков.  Там, где решено делать сплошное облесение, нужно сажать медоносы, там, где позволяют условия, липы, где смытые почвы - акацию, ясень, черноклен. А это 200-300 килограммов товарного нектара с 1 гектара и до 150 килограммов меда.  Сегодня мы производим примерно 1,5 тысячи тонн. Это крайне мало. Человек должен потреблять в течение года 10 килограммов меда на душу населения - дети чуть меньше, взрослые чуть больше (мед все-таки может вызывать аллергию), но в общей сложности 10 килограммов. Чтобы обеспечить 1,5 миллиона жителей области необходимым количеством полезной продукции, нам нужно производить 15 тысяч тонн меда. При правильном размещении пчелопарков в естественных бассейновых рекреациях  мы можем производить до 20 тысяч тонн меда, решая одновременно и вопрос занятости людей.

Пчела - уникальное насекомое. Его достоинство мы не используем еще и процентов на 10. Она создает совершенно иной микромир в нашей экологии, поэтому данное направление будем развивать. Даже если мы произведем 10 тысяч тонн меда, доход составит около 1 миллиарда рублей. Порядка 500 человек сможет профессионально трудиться в отрасли пчеловодства, а на любительском уровне тысячи, может быть, десятки тысяч человек. Считаю, что в академии должна быть кафедра пчеловодства, может быть, факультет. Необходимо создавать научные центры по изучению направлений использования продукции пчеловодства, если надо, при поддержке областного бюджета - мы готовы к этому.

Это не все элементы нашего биологического подхода к природопользованию. Для того, чтобы выполнять миссию, а миссия - я повторяю - создание благоприятной среды обитания, должна быть инженерная инфраструктура - дороги, вода, социальная инфраструктура - жилье, объекты культуры, здравоохранения, школы. У нас разработаны и действуют соответствующие программы. Все в сельской местности мы делаем. Все программы через 2-3 года полностью завершим, приведем в приемлемое состояние каждый сельский округ, населенный пункт. На это мы тратим миллиарды рублей при непосредственной финансовой поддержке федерального центра. Ресурсы у нас есть. Надо очень сильно желать все это сделать, иметь очень хороших исполнителей, грамотных, умных, профессиональных. Такие кадры должна поставлять, прежде всего, белгородская сельскохозяйственная академия. 

Я хочу всем вам пожелать успехов в реализации тех замыслов, о которых я фрагментарно  сообщил, потому что нет ничего более интересного, увлекательного, чем заниматься всеми этими направлениями. Это простор для инициативы, творчества, возможность самореализоваться любому человеку, который любит свою землю, свой край, свою Родину, где он родился.